Народы
Южного Урала
Ирина Смирнова
Ирина Викторовна Смирнова — владелица частного интерактивного музея, рассказывающего секреты истории всем, кто переступает порог. Музей Казачьей Славы содержит в себе многовековую историю казачества: оно является неотъемлемой частью истории Урала и России. Ирина Викторовна с радостью рассказала нам о деле, которым она живет, а также о тех тайнах истории, о которых знает далеко не каждый.

— С чего начался ваш музей? Расскажите о нем.
— Музей начинался с гармошек, с музыкальных инструментов. Но сначала мы собственными трудами и заботами поехали по области – это были экспедиции.
У нас такая идея музея, что у нас нет ничего покупного: либо дареное, либо добытое в экспедиции. Вот эта идея очень хорошо начала с легкой руки нашего Антона Бахаева реализовываться, дай Бог ему здоровья. Весь музей в статусе частного. Первые гармошки прибыли с экспедиций. Потом нашли очень старенького мастера, которые эти гармони бы починил. А когда музей обозначился, люди нам понесли экспонаты, кто-то просто на сохранность. У нас не просто музей. Я его для себя обозначаю как, называя современными словами, интерактивный музей, своеобразный штаб по работе с детьми, чтобы они хоть как-то понемногу, но погружались в культуру родного края, чтобы узнавали исторические традиции казаков нашего края. 

— Кто такие казаки, как вы определяете? В науке это предмет для дискуссии. 
— Казаки — это отдельное сообщество, которое собиралось для защиты родины от внешнего врага. В этих рядах были и православные, и правоверные. Здесь — идея дружбы народов, именно в казачестве. Она органичная, природная. Я предупреждаю, что это мое личное мнение и убеждение из моего опыта, может, небольшого, по сравнению с историками или краеведами, но я убеждена, что это именно так. Именно у нас на Урале кроме православия, правоверия, были еще и буддисты-казаки. Ставропольское войско — они все буддисты. Калмыки тоже. И все шли защищать свою родину — все, у кого было оружие в руках. Кто вырос в этой культуре, у всех она отличается чем-то. В казачьих заповедях есть самая главная: помни о своих традициях и уважай традиции того, кто рядом с тобой плечом к плечу стоит под знаменем.

— Как возникло казачество на Урале?
— Здесь появилось Оренбургское казачество*. Уральское казачество сейчас территориально отошло в Казахстан. Там и Уральск, там и станицы наши казачьи, мы туда ездили с нашим троицким хором.

(Подходит к экспонату.) Начинаем мы все экскурсии вот с этого — красный угол в мужской половине. Вот эта икона очень важна для нас, как и для любого казака. Она - очень редкое изображение Александра Невского в доспехах. Это подарок Свято-Симеоновского храма, образ написан в 1902 году, но изображение напечатано. И вывод напрашивается сам собой: значит, была очень большая потребность в иконах, раз их начали печатать. Все люди вспоминают о Боге, когда им тяжело жить. Вот здесь наше знамя - настоящее, оно по всем обрядам православия освящено. Оно с нами и в бою, и в походах. Оно ездило с нами в Крым, когда трижды возили команду казачат к казакам Крыма. У нас с ними очень тесные взаимоотношения: в этом году снова пригласили.

— То есть вы не зацикливаетесь только на Челябинске? Выезжаете? 
— Нет, что вы. Регулярно получаем приглашения.

— В чем заключается идея музея? Есть ли какой-то посыл, который вы хотите донести до посетителей?
— Я всегда отмечаю, что идея, миссия музея — это идея гражданского примирения на примерах Гражданской войны, когда часть пошла за белыми, а часть — за красными. Отголоски есть до сих пор. Во многих селах есть места — Кронштадт — как символ восстания. Всегда рассказываю и про братьев Кашириных — в этой семье прошла Гражданская война, расколовшая семью. Какого видеть родителям, что брат стреляет в брата? Свердловский проспект — это вообще очень больная тема для многих казаков. Репрессии, проходившие под призывом Якова Михайловича (он постарался больше всех), в несколько раз превышали нормативы, которые спускались от Ленина, Троцкого из Москвы по расказачиванию. Были же нормы по расстрелу. Никто вообще не разбирался, виноват или не виноват, достаточно было малейшего подозрения. Страшные времена. 
Мне в большую тягость содержать музей, я на пенсии. Никакой поддержки, помощи для того, чтобы музей сохраняля, я ниоткуда не получаю, кроме как по нашим проектам. Мы получили грант по нашей Школе невест от муниципалитета. Это здорово, мы признательны за эту поддержку. Музей существует только молитвами чьими-то, и моими собственными. И все ради миссии - гражданского примирения, воспитания наших детей. Очень многие не знают своей культуры. Мне кажется, это по жизни мое предназначение: войну надо предотвратить любо ценой. А это получится, только работая с нашими детьми. В голову и душу им нужно вложить правильные и нужные идеи и мысли. 

— В целом казачество выступало на стороне белых? 
— В основном да. Казаки преданы царю, поэтому они и стали мишенью на долгие годы как оплот царизма, поэтому так непримиримо с ними и боролись, искореняли. Я лично стояла на могилах, где похоронены дети из казачьих семей (станица Смеловская, Верхнеуральский район). Это ужас. Об этом нигде не пишется.

— Вы работаете в основном с детьми? 
— Да, да. У нас есть молодежный казачий центр "Пчелочка Златая". Название, кстати, тоже сакральное, я считаю. Если расшифровывать название: символ пчелы — она трудолюбивая, врагов может ужалить, а друзьям дает мед к чаю. Мы проводим вселенские спевки. Казаки собираются, казачата (школа "Казачок"), дети с родителями, и обращаются к традиции застольного пения. У нас звучат старинные казачьи песни: каждая песня несет за собой какую-то историческую правду — о ней надо рассказать. Поем и разбираем песни: как пели, сколько было вариантов, почему она существует в таком многообразии. Таких песен очень много. Одна из любимых: 

«Ты склони свои черные кудри
Над моей больною головой».

В 1917 году, в год революций она была внесена в список императорских гимнов вместе с песней "Фуражка, милая, не рвись". А в ней — все казачьи традиции: о том, что казак смерти не боялся. Почему ему было легко идти на смерть? Потому что вот эту грань — он проживал ее в песне много раз, в песне — рассказ о том, как его похоронят, как он будет болеть после ран, как он будет умирать и что друзья к нему не придут на могилу. И это маршевая песня, казаки идут и поют ее. Вот откуда берется русский дух. Бери, слушай песню — это не поймешь, это только почувствовать можно.


*До 1919 г. территория нынешней Челябинской области являлась частью Оренбургской губернии.



0


Подписаться на новость Ирина Смирнова
При изменении новости вы получите уведомление на E-mail.
Подписаться
Уже подписались: 0

Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий


Меню
menu